Войти Полная версия
Павел Копачев
23 марта 18:23
«Мы видели слишком много войн и смертей». Сборная беженцев на Играх в Рио

История сирийской пловчихи и других беженцев, которые выступят отдельной командой на Олимпиаде-2016.



Прошлым летом у сильнейшей сирийской пловчихи Юсры Мардини случилось самое страшное путешествие в жизни.


Вместе с сестрой Сарой они бежали из растерзанного войной Дамаска через Бейрут, Стамбул и Измир. В Турции удалось зацепить шлюпку, отчаливающую к греческому острову Лесбос. Через полчаса после старта мотор стих – и из пары десятков пассажиров (при расчетной вместимости 6-7) не растерялись только трое.


Юсра, Сара и еще одна девушка прыгнули за борт, чтобы оттолкать дрейфующее корыто к берегу.


«Я ведь пловчиха – для меня было бы слишком позорно утонуть», – объясняла Юсра, с тех пор ненавидящая море.


В сентябре сестры Мардини добрались до Берлина. Кроме размещения, им выбили контракт с одним из старейших бассейнов города – Wasserfreunde Spandau 04: две тренировки в день, питание, восстановление…


Тренер Свен Шпаннекребс разглядел в 18-летней Юсре потенциал: «Она почти немка – та же педантичность, организованность, дисциплина. Сначала мы рассчитывали, что она будет хороша к Олимпиаде-2020 в Токио. Но порой события развиваются быстрее, чем можно предположить».


Меньше, чем через полгода Мардини стартовать на Играх в Рио – в составе отдельной команды беженцев. Олимпийский комитет Сирии просит Юсру представлять родину, но та отвечает уклончиво: «Я скучаю по дому, возможно, вернусь туда старушкой. Но строить жизнь буду в Германии. Я хочу показать беженцам, что даже с нашей судьбой можно добиться многого».



Впервые в истории к Олимпиаде, по решению МОК, будет сформирована сборная беженцев – 5-10 человек. Пока что не определено точное количество, все зависит от выполнения квалификационных критериев. Спортсменов экипируют – форма будет своя, а вот гимн и флаг – олимпийские. На церемонии открытия команда пройдет перед сборной Бразилии.


Основные претенденты на участие в Играх тренируются в учебном центре Найроби. Другие обитают в кенийском лагере Какума – за сотню километров от границы полыхающего в войне Южного Судана. Их там 180 тысяч, и главное занятие для большинства – спорт. В лагере организовано 160 футбольных команд и 60 баскетбольных.


Кроме Юсры Мардини, на поездку в Рио по-настоящему претендуют четыре десятка беженцев.


Уже отобралась на Игры лучшая иранская тхэквондистка Рахелех Асемани. Она проживает в Бельгии, покинула родину в 2012-м, так и не раскрыв причин. Сейчас ее тренируют вместе с бельгийской сборной.


Асемани опасалась, что для участия в Олимпиаде ей придется дожидаться бельгийского гражданства – но решение МОК сыграло на руку. С квалификацией проблем не возникло – в январе, выступая под флагом Всемирной федерации тхэквондо, девушка выиграла турнир в Стамбуле.


Выступит на Играх и конголезский дзюдоист Пополе Месенга, попросивший убежища в Бразилии в 2013-м по ходу ЧМ. Мать Месенги была убита, брат пропал без вести. Пополе занимается со сборной Бразилии трижды в неделю.


«Наша страна разорена долгой войной. Иногда я удивляюсь, как остался жив, когда вокруг погибало столько народу. Мы видели слишком много войн и смертей».


«Стадионы бомбили, спортсменов убивали». Как существует футбол в Сирии


По материалам The Guardian и других источников


Фото: Gettyimages.ru/Alexander Hassenstein/IOC

Комментарии: 3
Комментировать
Новости СМИ2