Войти Полная версия
Андрей Сенькив
07 декабря 20:24
«Знаю нескольких человек, которые воюют на той стороне». Один из лидеров фанатов «Зари» – о жизни вне дома

Перед решающим матчем луганчан Андрей Сенькив поговорил с тем, для кого «Заря» стала больше, чем футбольным клубом. Игорю Ковтуну – 26. Он – луганчанин, работает в диджитале, воевал в АТО и всю жизнь поддерживает «Зарю».


«Клуб – это не компартия, которая приказала всем думать одинаково»



– Вспомните, что происходило, когда Луганск оккупировали.


– Не скажу, что мы с ребятами были сверхактивными, но какую-то деятельность вели. Не на уровне движения, а каждый лично. Делали мероприятия украинской тематики, автопробеги, встречи. Но в мае ситуация в городе поменялась, и нам пришлось его спешно покинуть — стало небезопасно.


Я пошел служить в АТО, в добровольческий батальон, где провел почти год. Потом уволился и уехал в Кривой Рог, там у жены родственники. А сейчас переехали в Полтаву. Купили квартиру, скоро будем заселяться. Если ситуация в родном городе кардинально не изменится, ближайшее время проведу там.


– Почему вы сначала пошли воевать, а потом покинули АТО?


– Когда уезжал из Луганска, не хотелось прятаться и скрываться. Нас лишили возможности жить в родном городе – хотелось изменить ситуацию, чтобы в Луганске было все спокойно.


А уволился, потому что видел – ситуация не будет меняться кардинальным образом. То, что происходит, устраивает и нашу власть, и местную. Этому не видно края. Просто сидеть там и ждать непонятно чего мне не хотелось. Для меня и моей семьи было полезнее вернуться к нормальной жизни.


– Чем конкретно вы занимались на фронте?


– Был обычным рядовым, стрелок. Какое-то время — командиром отделения.


– С начала войны и до сих пор клуб не выражал никакой позиции по событиям в родном городе. Как вы к этому относитесь?


– Я и не ожидал ничего такого от клуба. Это же не политическая организация, а футбольный клуб. Предъявлять ему требования не совсем корректно. Даже в нашем, казалось бы, монолитном фан-движении есть очень разные люди. Не все заняли одну позицию. Кто-то просто отстранился.


Когда мы говорим о позиции клуба, то уместнее говорить о мнении сотрудников. Клуб – это не компартия, которая приказала всем думать одинаково. Там работают разные люди с совершенно разными политическими взглядами.


И надо понимать, что клубу было бы даже опасно выразить какую-то четкую позицию по этому поводу. Неизвестно, что могло последовать после этого.


– Сейчас у нас не популярна такая точка зрения. Нужно обязательно надевать патриотические футболки, говорить об Украине только хорошо, петь гимн.


– О каких бы взглядах не шла речь, плохо, когда они навязываются. Если человек чего-то очень хочет — пожалуйста. Иначе это попахивает совком и тоталитаризмом. Давайте еще какие-то лагеря придумаем для инакомыслящих. Это уже больше путь нашего восточного соседа.


Сейчас люди перестали думать. Видят только белое и черное. Кто не с нами – тот против нас. Это неправильно. Есть люди, которые занимают проукраинскую позицию, но не приемлют того, что происходит в украинской власти с коррупцией и другими противными моментами. А у нас так: если в чем-то не поддерживаешь Украину, то ты – агент Кремля.


У людей могут разниться взгляды. Важно научиться хотя бы признаться самому себе, что есть люди с другой позицией. Надо к этому проще относиться, ведь не заставишь всех мыслить одинаково.


– Есть в фан-движении «Зари» люди, которые поддерживают Россию?


– Их было немного. Знаю несколько человек, которые взяли оружие в руки и воюют на той стороне. Еще около десяти человек самоустранились. Я не уверен в их политических взглядах. Но, судя по тому, что они живут в Луганске, думаю, они ближе к той стороне.


Я к ним никак не отношусь. Они – там, а я – здесь. В фан-движении их не будет, поэтому мне все равно. Они решили так – в голову им не залезу, а спорить бесполезно.


– Сложилось впечатление, что у Сергея Рафаилова не совсем проукраинская позиция. Может ли быть такое мнение у человека, который руководит клубом?


– Насколько я знаю от сотрудников клуба, руководство клуба никому не навязывает внутри структуры свое мнение. А говорить он может все, что захочется. Но сомневаюсь, что таким образом он изменит чье-то мнение. Это не за месяц-второй делается, а идет еще с детства.


«Ближайшие лет пять я не готов никого критиковать. Даже если команда будет проигрывать все матчи»



– Еще Рафаилов сказал, что футболисты играют для президента, а не для болельщиков. Эти слова обидели?


– Не совсем приятно слышать такие вещи. Но, положив руку на сердце и отбросив весь романтический налет, не могу сказать, что он далек от истины. Да, футболисты скажут, что им важно количество болельщиков и поддержка на выезде. Но в искренности этих слов я сомневаюсь. У футболистов есть контракты, зарплаты, карьера. Только единицам важна поддержка и общественное мнение. Это же не только в Украине, но и во всем мире. Тяжело говорить о верности, когда речь идет о больших деньгах.


А если говорить об интересе к футболу в Украине, то здесь ситуация обстоит именно так, как говорит Рафаилов. В первую очередь футбол – это работа, а игроки работают для своего шефа. Нужно смотреть правде в глаза. Рафаилов первым заявил об этом во всеуслышание, поэтому эти слова и вызвали резонанс.


– Вам не страшно, что клуб зависит только от одного человека – Евгения Геллера? Что-то случится с его бизнесом – и «Зари» может не стать, как в свое время «Металлиста» и других.


– Все эти народные клубы и народные общества – это круто. Но давайте посмотрим – запорожский «Металлург» загибается, в «Металлисте» все свелось к финансированию от группы людей, а «Верес» открыто заявляет, что только 8 процентов бюджета клуба обеспечивают болельщики. Создать в Украине клуб, как в Европе, невозможно.


А что касается Геллера, то его влияние уменьшается. Есть деньги от УЕФА и трансферов. Не думаю, что в ближайшее время «Заря» станем самоокупаемым клубом, но позитивная тенденция есть. Вижу, что руководство не просто ждет денежку от Геллера, а что-то делает.


– Что не нравится в работе клуба?


– Есть проблемы в работе маркетинга и публичности. То нашли Twitter с непонятными заголовками, то на официальном Youtube-канале адские подписки, то в официальном Instagram нелепые комментарии звучали от администраторов. Таких проблем нет в европейских клубах. Мне бы хотелось, чтобы и в моем клубе это лучше работало.


Наверное, проблема в том, что у «Зари» никогда не было такого опыта, успехов и внимания к клубу. Думаю, в клубе тоже все понимают и постепенно меняются.


– Результаты команды в этом сезоне неоднозначные. Вам все нравится?


– Недавно читал один материал. Основная идея – в истории каждой команды есть период, когда болельщики вообще не должны ни на что жаловаться. У меня такой период наступил, когда мы с «Фейеноордом» очень здорово пободались в квалификации ЛЕ. Потом был финал Кубка. Я до сих пор не могу осознать, что «Заря» там играла. Затем два года подряд участие в Лиге Европы, бронза.


При этом, в клубе ничего не изменилось, финансирование резко не увеличилось. Наоборот — во многом сократилось. Так что ближайшие лет пять я не готов никого критиковать. Даже если команда будет проигрывать все матчи.


– Тот матч с «Фейеноордом» – самый памятный для вас?


– Да. Когда вспоминаю, мне становится очень плохо. Не знаю, сколько раз футболисты видели в страшных снах этот матч. А если из хорошего – матч с «Гертой» во Львове. Последние полчаса я уже кричать не мог. В бога не верю, но после гола Сватка мне захотелось молиться. Казалось, что последние 10 минут длятся полтора часа. 


«Предстоящий матч с «Атлетиком» – не самый важный в жизни»



– Почему вы болеете за «Зарю»?


– Просто я из Луганска. Первый раз пошел на футбол в очень бородатые времена. Была беспросветная тьма в жизни клуба — мы шли на девятом месте второй лиги. Без вариантов. Десять лет назад впервые поехал на выездной матч и понял — это классно и я хочу жить с этим дальше.


Сейчас для нас это значит даже больше, чем когда мы жили в Луганске. У нас нет возможности съездить домой, поэтому «Заря» — это кусочек родного города. Сложно переоценить значение ее матчей.


– Что сейчас представляет собой фан-сектор «Зари»? Откуда приезжают люди?


– Лично я посещаю примерно 50 процентов матчей. Мне сложно добираться в Запорожье — из Полтавы нет прямого поезда. Но в Запорожье вообще удивительное явление получилось — появились местные ребята, которые поддерживают «Зарю». Там ведь никак не могут со своими «Металлургами» разобраться. Даже в Черновцах есть ребята, которые самоорганизовываются и болеют за наш клуб.


В Киеве же очень много луганчан – на матчи приходит даже по 200 человек. В Харькове тоже очень много наших. Буквально пара человек живет во Львове – они туда либо учиться поехали, либо к родителям.


– Вы ездите и на гостевые матчи «Зари» в Лиге Европы.


– Летал в Берлин, там было очень много наших. Хотя, честно признаюсь, процентов 80 составляла местная диаспора. Но было и человек 35 именно из Луганска, даже несколько ребят, которые добирались из самого Луганска. Многих из них я не видел по 2-3 года.


– А кто эти шесть ребят, которые зажигали на матче в Бильбао?


– Парочка человек ехала из Польши — они там работают. Остальные — из Украины. Сейчас не проблема поехать — есть безвиз, бюджетные авиалинии. Разве что с Эстерсундом было непросто. До Стокгольма можно было долететь из Польши за 10-20 евро, но потом еще полторы тысячи гривен стоил автобус по Швеции.


Думаю, в следующим сезоне еще больше человек будет ездить за «Зарей». Я то сделал загранпаспорт еще в апреле, а многие ребята стоят в очереди по 2-3 месяца. У некоторых уже были билеты на самолет, но им не успели выдать паспорта. Поездки сорвались.


– Предстоящий матч с «Атлетиком» – самый важный в вашей жизни?


– Нет. Я не хочу ничего ждать от этого матча. Когда от нас ждут победы, как было с «Эстерсундом», все очень плохо заканчивается. Вот в Бильбао вообще супер было. Никто ничего не ожидал – и мы выиграли.


Не хочется, чтобы и футболисты чувствовали давление. Вот если победим, тогда и поговорим. Прямо сейчас не чувствую эту игру самой важной.


– Сколько людей будет на фан-секторе?


– Человек 60. К нам еще местные присоединятся. «Заря» – какой-то народный клуб. Куда не поеду, повсюду нас поддерживают. Спасибо Львову — здесь круто болеют. Вот на матче с «Гертой» наш сектор никак не мог заглушить фанатов немцев, но весь стадион включился – и они замолкали.


– Как возникла идея создать знаменитый уже баннер «Мужики»?


– Нам очень нравится интервью Юрия Вернидуба, его мимика и жестикуляция во время матчей. Мы просто в восторге. А в прошлом сезоне подметили, что он очень часто оперирует этим словом. То «мои мальчишки становятся мужиками», то «ребята по-мужски боролись». Нам это очень понравилось. Мужики — это что-то очень сильное и мощное, но с нашим луганским налетом. Максимально простое.


Этот баннер мы вдвоем с женой рисовали. Расстелили на полу и частями сушили – на улице было холодно. Правда, не очень долговечно получилось — он не напечатан, а нарисован краской, поэтому в дождь и снег нужно его сворачивать.


Нам закидывали, что мы взяли идею этого баннера у «Ростова». Даже целый баттл был по этому поводу в комментариях на Tribuna.com. Но я не очень слежу за российским чемпионатом и выступлениями «Ростова».


Первый раз повезли его на матч с «Шахтером» в Запорожье прошлым октябрем. Какое-то время он был не очень заметен. Резонанс получил только после матча с «Динамо», когда наши сделали что-то невозможное. А Юрий Николаевич сказал, что в перерыве акцентировал внимание на этом баннере. Если он принес пользу команде, это здорово. Баннер рисовался от души.


Мужики. 8 причин болеть за «Зарю»


14 украинских клубов, которые играют не дома


Комментарии: 62
Комментировать
Новости СМИ2