Войти Полная версия
Tribuna.com
19 ноября 13:51
Футбольной Суперлиге нужны драфт и потолок зарплат. Иначе топ-клубы все уничтожат

Родион Власов разбирается, можно ли совместить Лигу чемпионов с НБА и НХЛ.


Слив Football Leaks о Суперлиге встряхнул весь европейский футбол: топ-клубы напряглись, потому что их тайный договор преждевременно раскрыли, а все остальные просто испугались. Страшна в первую очередь неизвестность: никто не понимает, что будет с хорошими командами за пределами топ-15. Мы попытались разобраться, почему снова заговорили о Суперлиге, как она может выглядеть и почему она опасна.


Футбол тотально изменился и обязан тянуться на новые рынки


Футбол – самый консервативный вид спорта, и дело даже не в страшно медленном изменении правил. Тут все замерло на десятилетия: многие команды, которые выигрывали титулы 40 и 50 лет назад, до сих пор остаются грандами. Они хотели приручить бурно растущий телевизионный рынок еще в 2000-м, но тогда создать G14 так и не получилось. Сейчас грандам в национальных чемпионатах стало совсем скучно.


Простая статистика: «Бавария» выиграла шесть титулов подряд, при этом ее средний отрыв от второго места – 16,3 очка за сезон. У «Мюнхена» особый статус в немецком футболе, но настолько убойной доминации не встречалось никогда. Последняя серия из побед в бундеслиге у «Баварии» была в 1999-2001 годах, и отрыв от второго места составлял 15, 1 и 0 очков.


Устанавливайте приложение Tribuna.com для Android и iOS. Здесь есть все о спорте!



«Ювентус» выиграл семь чемпионатов Италии подряд, в истории серии А такого не было. Средний отрыв не настолько ужасен – 9,2 очка, но он отыгрывается лишь за четыре игры. Борьбы до последнего тура в эти годы в Италии не было ни разу.


Про Францию говорить совсем неловко. Чемпионат, который в 90-е был самым непредсказуемым, превратился в лигу, где Неймар играет так, будто запустил FIFA на уровне «новичок». Единственный удачный сезон «Монако» закончился тем, что его лидер уехал понятно куда и сделал огромную семью богаче.


Вопрос не в том, что национальные лиги монополизируются – если раньше «Бавария» была мерседесом на фоне трудолюбивых фольксвагенов, то теперь это Звезда Смерти в лиге пепелацев. Характерно, что крах интриги в трех лигах приходится на один момент – между 2011-м и 2013-м.


Помимо этого с ростом глобализации европейский футбол разворачивается в сторону новых рынков. Франция давно возит Суперкубок в места культурного влияния (Африку, Французскую Канаду), Италия гастролировала с Суперкубком в Китае и Катаре – правда, это все же выставочные матчи. Намерение Ла Лиги рвануть в Майами сейчас заблокировала национальная федерация, но бюрократы вряд ли удержат ползучую глобализацию мирового футбола надолго. Даже УЕФА задумывается о том, чтобы провести финал Лиги чемпионов в Нью-Йорке.



С приходом телевидения и лавинообразным ростом доходов от телевидения стадионы потеряли сакральность и стали менее значимы. Это особенно заметно на фоне АПЛ: например, «Мидлсбро» в сезоне-2016/17 заработал от телевидения 101 миллион фунтов, а доходы в день матча составили лишь 9 миллионов. Это типичное соотношение для маленьких клубов, которые чаще всего играют в сравнительно малых агломерациях.


Зато китайский рынок открывает невиданные перспективы. Это армия фанатов, которая воспитана в культуре, отличной от европейского слогана «support your local team». Для них цена бренда и звезды намного выше – и у этой аудитории вообще не возникнет вопросов из-за еженедельных матчей топов в Суперлиге. Уже сейчас мы видим, что у поля в условном Манчестере сидят азиатские туристы, которые не расстаются с телефонами. Учитывая старение Европы и снижение доходов среднего класса, перенос многих игр к азиатским тиграм неизбежен.


Маятник в сторону США тянут демографические перемены – там стремительно растет по численности испаноязычное население. Нет, это не значит, что МЛС станет топовой лигой: слишком велико культурное влияние двух бывших метрополий – Англии (территориальное) и Испании (кровное). International Champions Cup – фактически демоверсия Суперлиги – собирает аншлаги даже на огромных чашах студенческих стадионов.



Все это деньги, деньги и еще раз деньги, которые не собрать даже в богатой Европе, где монструозные арены на 80 тысяч и более – это все-таки исключение. Косные национальные федерации сами никогда не выпустят лиги из рук, поэтому федерации с этой вечеринки миллиардеров просто выгонят.


Суперлигу делают американцы. Какой должна быть их закрытая лига?


За спинами клубов-революционеров стоят американские бизнесмены. Мозг идеи – промоутер Чарли Стиллитано, о котором BBC и New York Times писали с честными заголовками «Вы ничего не слышали об этом человеке». Впрочем, Стиллитано это и не требуется: в компании Relevent Sports у него и так огромное влияние, которого достаточно, чтобы организовать тот самый International Champions Cup, собирать боссов топ-клубов и обсуждать с ними проекты нового турнира. Да, а еще у него в друзьях Жозе Моуринью и сэр Алекс Фергюсон.



Кошельком Стиллитано выступает олигарх Стивен Росс, состояние которого Forbes оценивает в 8 миллиардов долларов. Росс владеет «Майами Долфинс» из НФЛ, а в европейском футболе разбирается слабовато (даже по собственным признаниям). Впрочем, это не помешало ему вложить более 100 миллионов долларов в амбициозный проект Стиллитано и организовать класико на принадлежащем ему стадионе «Майами». Турнир получился успешным, поэтому весной ползли слухи о том, что американский миллиардер приглядывается к акциям «Милана».


При таких стартовых условиях – американские бенефициары и американский капитал – будет естественно, если Суперлига пойдет по американскому пути. Все ролевые модели крупных закрытых лиг находятся в Северной Америке (баскетбольная Евролига и КХЛ – извините, но вы и так понимаете, что с вами не так). Если Суперлига хочет быть как НФЛ или НБА, то придется принимать строгие правила игры. Они подразумевают:


• потолок зарплат (жесткий, как в НХЛ, или мягкий, как в НБА), который также рождает ограничение контрактов молодых игроков;


• драфт, компенсирующий последние места в лиге (чтобы команды не умирали, они получают новых классных игроков и могут приходить в себя). Есть и побочные эффекты: драфт порождает тактику намеренных сливов сезона (сейчас ее нельзя повторить в Европе, потому что закрытых лиг нет; сливая, отовсюду можно вылететь);



• никаких трансферов за деньги – только игрок на игрока;


• входной билет в новую лигу стоит чрезвычайно дорого: «Лас-Вегас» за возможность заглянуть в НХЛ и разворошить ее в первый же год заплатил 500 миллионов долларов. НХЛ, если что, самая бедная из главных американских лиг.


Успешное принятие этих правил и составляет главный вопрос будущего Суперлиги.


В европейском спорте сложилась простая парадигма: все решают очень большие деньги. Если ты гранд и проваливаешь сезон, то не можешь ждать даже два года – результат нужен немедленно. Если ты маленький клуб, который выстреливает один раз, то тебя моментально растаскивают, ты не можешь развить успех – даже «Лестер» с жирными теледеньгами купил какую-то мишуру на доходы от продажи лидеров.


«Голден Стэйт» до того, как стать суперсилой НБА, годами барахтался в посредственности, которую чередовал с бездарностью. Менеджмент клуба сейчас понимает: доминирование не может длиться вечно, даже мягкий потолок не позволит «сборной США» играть в одном клубе еще несколько лет, кто-то из лидеров уйдет уже следующим летом. Еще через несколько лет потенциал нынешних лидеров иссякнет, «Голден Стэйт» снова опустится на дно – и тогда клубу или помогут высокие драфт-пики (если упрощать, это шанс взять классного молодого игрока), или клуб постарается удачно обменять возрастных лидеров на молодых. Кубков не бывает без серии сливов или долгой работы мозгами, а не кошельком – это первое правило закрытой лиги.


Психология европейских клубов устроена совершенно иначе: «Барселона» за 70 лет никогда не выпадала даже из шестерки лучших чемпионата Испании. Вы можете себе представить, что клуб после неизбежного старения Месси сознательно опустится на дно, чтобы ловить юниоров без всякой гарантии успеха? Я тоже не могу – там просто не привыкли так действовать. Самое долгое чемпионское окно в закрытой лиге длится 7-8 лет, а потом приходится либо сливать (чтобы усиливаться), либо невероятно изворотливо действовать на рынке обменов (чтобы не чахнуть).


Потом возникает не менее интересная тема с потолком зарплат. Окей, «Барселона», вы можете оставить себе Месси и Суареса в нападении, но тогда в защите у вас останутся деньги только на Евгения Хачериди и Хуана Инсаурральде. Смешно? А ведь хоккейный «Питтсбург», который выиграл два Кубка Стэнли, примерно так и строил команду вокруг трех суперзвезд в нападении (Кросби, Малкина и Кессела).



Ограничение зарплат в футболе не выглядит утопией: запросы игроков неприлично растут с каждым годом, «Барса» вынуждена тратить на контракты 70% всех доходов – в 2004-м ровно при таких же условиях (на зарплаты уходили 80% всех доходов) в НХЛ начался локаут. Понятно, что платежеспособность футбольных топов выше, но большинство руководителей наверняка против переплат и спонсирования прихотей ничего не добившихся парней


Абсолютно не понятно, как в европейскую систему можно интегрировать драфт – главный компенсирующий инструмент для аутсайдеров. Самая простая причина: у европейцев есть академии, где парней готовят с четырех лет, а американцы собирают лучших из студенческих и юниорских лиг. Вполне возможно, что такой теоретический драфт проведут среди академий «остального мира», но здесь возникает еще одна проблема: в футболе 17-летние игроки развиваются куда более непредсказуемо, чем в хоккее или баскетболе.


Недавно все вспоминали список лучших юниоров мира из 2007-го, и сейчас он выглядит забавно – многие вообще ничего не добились. Предубеждение академии «ПСЖ» насчет африканских игроков тоже можно объяснить этим рейтингом: из дюжины африканских талантов в списке звездой не стал никто. Правда, это касается не только континента, где таланты рождаются в основном 31 декабря:  Кркич, Пато – вокруг этих людей стоял вселенский шум, но не вышло ничего. Все-таки в хоккее и баскетболе точность прогнозирования намного выше.


Далее – качество администрирования в европейском футболе существенно ниже, чем в американских лигах (а ведь даже там полно менеджеров-идиотов). Саймон Купер и Стефан Шимански в культовой «Футболономике» не просто так называют футбол худшим бизнесом в мире. Они казнили типичные ошибки трансферной политики: новый тренер сразу после назначения бесконтрольно тратит огромное количество денег (оба босса из Манчестера скромно потупили глаза); покупать игроков после крупных турниров неэффективно, но клубы все равно продолжают это делать (сборная Португалии-2016 стала идеальным подтверждением – кажется, менеджеры книгу не читали); клубы переплачивают за игроков «правильной» национальности.



Примерно до 90-х даже в Англии клубы делали все, чтобы не зарабатывать, тогда как в США еще до Великой депрессии из спорта делали пышное шоу.


Неслучайно лучших скаутов переманивают топ-клубы второго порядка – «Арсенал» и «Рома», которым надо быть чуть хитрее богачей. В европейском футболе серые схемы на каждом углу, а в НБА в свое время так наказали за серые зарплаты, что теперь боятся даже заговорить об этом. В общем, вполне вероятно, что в случае создания Суперлиги генеральных менеджеров придется импортировать из Северной Америки, где к подготовке спортивных менеджеров относятся совсем иначе. Но разберутся ли баскетбольный гуру Дэнни Эйндж или бог хоккейных обменов Стив Айзерман в тонкостях игры, которой они никогда не управляли?


Почему закрытая лига без финансовых ограничений опасна


Суммируем главное из прошлой главы: закрытая Суперлига должна жестко ограничить людей, большинство из которых не привыкло вообще ни к каким ограничениям и даже против травоядного финансового фэйр-плей. При этом если Суперлига появится на базисе уже существующих футбольных правил – она погибнет. Ведь даже среди богатых существует разделение на первый сорт и второй.


Удивительно, но именно финансовый фэйр-плей, которым так недовольны гранды, не только укрепил финансовое неравенство, но и увеличил разницу между богатыми топами и средним классом. Романтика Лиги чемпионов 90-х, когда «Динамо» доходило до полуфинала в нищей стране теперь невозможна: авторитарная система подготовки сломалась, вложить очень много денег разом владелец не может из-за фэйр-плей, а распределение денег в Лиге чемпионов не позволяет рассчитывать на рывок. В последние сезоны 16 лучших клубов получили половину всех призовых ЛЧ (2,67 миллиарда евро), а вторую половину (2,74 миллиарда) поделили между сотней малышей.



Суперлига только усилит этот разрыв. Она заберет все телевизионные доходы (11 клубов-учредителей гарантируют себе удобные вечные контракты), и даже если ниже появится второй дивизион – денег там будет значительно меньше (посмотрите на нынешнюю Лигу Европы, которую бессмысленно ставить рядом с ЛЧ).


Помимо финансовой иглы в дело вступает сила брендов. «Барселона» и «Реал» получили тройной буст: величие Роналду и Месси умножилось на успехи в Лиге чемпионов и всеобщее распространение скоростного интернета. Юный талант из Латинской Америки или Африки теперь на автомате мечтает о переходе в какой-то из 2-3 грандов. Ярчайший пример: Усман Дембеле играл в «Боруссии», и даже если вы ярый хейтер немецкого футбола, то все равно признаете, что это клуб европейской топ-15. Как только юным талантом заинтересовалась «Барселона», он заистерил и устроил забастовку. Конечно, его продали.  


Вообще-то в футболе уже есть Суперлига. Это АПЛ


Премьер-лига гораздо ближе к североамериканским лигам по нескольким причинам.


• Условно говоря, Суперлига – это чемпионат, где играют 16 «Лейкерс»/16 «Торонто»/16 зубастых франшиз с именем. Но североамериканские лиги, являясь фактически чемпионатами США, оставляют место для маленьких провинциальных команд – своих «Милуоки» в баскетболе, «Каролины» в хоккее или знаменитого «Грин Бэй» в НФЛ, которым владеет союз болельщиков. В маленьких организациях благодаря драфтам появляются звезды, поэтому они могут творить сенсации. Главная сенсация футбола 21-го века родилась именно в АПЛ – и «Лестер» органично сочетает в себе романтику английского городка, сенсационность и ту особенность АПЛ, благодаря которой стал возможен взлет.


• АПЛ – самая социалистическая футбольная лига мира. Все знают об огромных суммах, которые получают даже аутсайдеры, вылетающие в чемпионшип (чтобы клубы не разваливались, а строились и возвращались в лигу сильными). Основной принцип – максимальное равенство распределения: в сезоне-2017/18 «Манчестер Сити» получил лишь в полтора раза больше (150 млн фунтов), чем занявший последнее место «Вест Бромвич» (95 млн).



Так очень большие деньги выступают в роли драфт-пиков, за которые покупают талантов из более бедных лиг. Эту модель частично переняла даже Ла Лига: ранее условный «Реал» получал в 8 раз больше, чем аутсайдер, сейчас соотношение сократилось до 4:1.




АПЛ отлично развивает глобальный бренд. Это во многом связано с широким распространением английского языка и культурным влиянием бывшей метрополии. Исследование Brand Finance показывает, что уровень узнаваемости премьер-лиги – 70%, на 10% больше, чем у Ла Лиги. Общая стоимость брендов клубов АПЛ – 10 миллиардов долларов, чуть меньше совокупной стоимости брендов 4 остальных топ-лиг Европы.


Суперлига ложится в русло всемирной глобализации. Кроме потери национальной идентичности, о которой горюют растущие в Европе правые и консервативные силы, в плане чистой экономики глобализация принесла пользу в основном сверхбогатым, чье состояние увеличилось лавинообразно. Это отлично показывает график из доклада всемирно известного экономиста Томаса Пикетти:



Футбольная Суперлига имеет те же глубинные цели: увеличить сверхдоходы суперклубов и закрепить их господство. Поэтому она неизбежна. Но ничего хорошего в этом не будет.


Суперлига – мощь. Она сделает футбол лучше


Фото: globallookpress.comimago sportfotodienst, Scott Hasse, David Santiago, Andreas Gebert; Gettyimages.ru/Sebastian Widmann/Bongarts, Mike Stobe

Комментарии: 28
Комментировать
Новости СМИ2