Войти Полная версия
Tribuna.com
22 июня 14:30
Он должен заменить Райкконена в «Феррари». Хоть сейчас

Лучший напарник для Феттеля найден.


Чемпион молодежных серий GP3 и «Формула-2» Шарль Леклер лихо дебютировал за «Заубер» в «Формуле-1», набрав за первые семь гонок 10 очков (для сравнения, напарник Маркус Эрикссон заработал лишь на один балл больше за всю карьеру из 83-х Гран-при). 20-летний монегаск с лицом Гарри Поттера регулярно отбивается на трассе от гигантов вроде Фернандо Алонсо и уже четыре раза подряд выходит во второй сегмент квалификации (умопомрачительное достижение, если учитывать низкую скорость его машины).




 

@charles_leclerc7 vs. @fernandoalo_oficial – the youngster shows his mettle again👏 . . . #CanadianGP 🇨🇦 #Formula1 #F1


Публикация от FORMULA 1® (@f1)







Благодаря его выступлениям фанаты уже забыли о потерявшем место в «Ф-1» Паскале Верляйне, изо всех сил тащившем «Заубер» с последней позиции в Кубке конструкторов в прошлых сезонах (тоже 6:0 по очкам с Эрикссоном).


Естественно, подобные отжиги слушателя молодежной академии «Феррари» не могли остаться незамеченными: все чаще эксперты говорят о Леклере применительно потенциальному переходу в Скудерию уже в 2019-м. Не против даже лидер итальянской конюшни Себастьян Феттель.


«Я не выбираю того, кто будет моим напарником. Но почему бы и нет? Я не вижу помех. Леклер использует возможности машины по максимуму, набирает очки. Он делает все возможное».


Райкконен все-таки сдал



В прошлом году чемпион 2007 года здорово обрадовал своих болельщиков вернувшейся формой: он нередко составлял конкуренцию Феттелю, сражался за первые позиции в квалификациях и гонках, взял поул в Монако и мог победить как минимум там же и в Венгрии. Однако проблески оказались крайне непостоянными и не гарантировали Айсмену хорошего результата в общем зачете, потому как он чередовал хорошую скорость на одном быстром круге и ударные отрезки по воскресеньям с разгромными поражениями.


Те же тенденции сохранились и в 2018-м: Кими на равных противостоял Феттелю в первых четырех квалификациях, теряя поулы лишь из-за мелких досадных оплошностей, но затем вернулся к обычному отставанию в 0,2-0,3 секунды на круге. В гонках финн так и не стал надежным помощником Скудерии: еще ни разу в текущем сезоне Райкконену не удалось атаковать на максимальном уровне всю дистанцию, удерживая аналогичный лидерскому темп. Напротив, Айсмен нередко позволял себе отключаться словно на передышку, резко отпуская едущие впереди машины. Еще одним признаком «ослабевшей хватки» можно назвать рестарты после выключения режима автомобиля безопасности — в 2018-м Кими проиграл по несколько секунд почти на каждом из них.


В результате даже обычно крайне политкорректный комментатор Sky Sports и бывший гонщик «Формулы-1» Мартин Брандл не постеснялся в открытую подчеркнуть слабые стороны крайне популярного среди фанатов финна.


«На мой взгляд, Райкконен уже завершил свой путь. Время от времени он демонстрирует отменную скорость, но стабильного гоночного темпа у него нет, – написал эксперт в своей колонке. – Также его вряд ли стоит рассматривать в качестве гонщика, прикрывающего тылы Себастьяна. «Феррари» нужно посадить во вторую машину Леклера или Риккардо».


Прогресс Леклера неоспорим



Несмотря на статус восходящей суперзвезды, море комплиментов и официальный титул лучшего пилота в истории «Формулы-2», дебют монегаска в Гран-при вышел не таким уж и легким. Шарль долго не мог привыкнуть к управлению топовыми болидами после молодежных серий — и даже четыре прошлогодние тестовые сессии с «Заубером» не сильно помогли в адаптации, потому как на той технике отсутствовало гало и стоял двигатель 2016 года.


В результате Леклер постоянно ошибался и перетормаживал по пятницам и субботам, а во многих ключевых моментах трех подряд квалификаций терял управление и улетал за пределы трека.


«Задняя часть заскользила очень неожиданно, – признавался монегаск после разворота в Китае. – Я даже специально ехал медленнее [чтобы этого избежать]. Я вообще не мог этого предугадать. У меня никак не получалось набрать нужную скорость в быстрых поворотах».


Но еще более показательным примером стала сессия в Бахрейне, где Шарль запорол решающий круг разворотом в последнем секторе, проиграл Эрикссону 0,4 секунды и на повышенных тонах обвинил себя в тупости по радио. Однако неудачи пошли на пользу — он сделал все необходимые выводы и уже в Азербайджане пробился во второй сегмент, стартовал тринадцатым и финишировал шестым, набрав первые очки в чемпионате.



«В GP3 и «Формуле-2» обычно настраивают машины на избыточную поворачиваемость, – объяснял улучшения темпа счастливый «гонщик дня». – Я никак не ожидал прибавки в скорости при использовании настроек с недостаточной поворачиваемостью, но, похоже, именно так и работают болиды «Формулы-1». Мне просто надо будет привыкнуть.


Я стал быстрее как раз из-за настроек — мы изменили баланс в сторону недостаточной поворачиваемости, потому как ранее моя машина оказывалась слишком непредсказуемой и трудной в управлении».


Особо хорошо заметен прогресс Леклера относительно выступлений Эрикссона. Швед отличился лишь в Бахрейне (девятое место и шикарно воплощенная стратегия с одним пит-стопом), а в остальном его результаты не сильно отличались от занятых в прошлом сезоне позиций (диапазон с 11-й по 16-ю). В то же время бывший напарник Маркуса Паскаль Верляйн, слывший очень талантливым пилотом, не справился с задачей на уровне Леклера и попал в очки лишь трижды. Также у него зафиксирована ничья по совместным с Эрикссоном квалификациям, в то время как Леклер после Баку выигрывает у шведа со счетом 4:0.


Достаточно легко подсчитать: парень в свои 20 лет выжимает из машины все, что только можно.


Изменился баланс сил


Однако Шарлю выпал шанс проявить себя еще и по причине изменившегося пелотона. Хоть «Заубер» в относительных цифрах проигрывает лидерам как «Катерхэм» в 2012-м, но большинство команд оказались на одном уровне со швейцарцами. Здесь заключается главное отличие двух сезонов: в 2017-м Верляйн с Эрикссоном были почти безальтернативными аутсайдерами по чистой скорости, а в 2018-м Шарль с Маркусом попали в конкурентную среду записных середняков. И Леклер в этой борьбе «второго класса «Формулы-1» регулярно уступает лишь пилотирующим более быстрые машины парням из «Рено» и «Форс-Индии».



С другой стороны, оторвавшиеся от остального пелотона команды из топ-3 тоже разыгрывают по сути шестистороннюю битву исключительно между собой — и Кими Райкконен там выигрывает только лишь у провалившего старт сезона Макса Ферстаппена. Причем его отставание от напарника по темпу с начала сезона только растет, и на последнем этапе в Канаде был зафиксирован катастрофический отрыв в полминуты. Даже у Хэмилтона с перегревшимся двигателем отрыв от Боттаса оказался вдвое меньше.


Несмотря на плотность борьбы в середине-конце турнирной таблицы, Леклер перестал совершать ошибки после адаптации к болиду (за исключением внезапных поломок тормозов). Он хорошо выглядит под давлением и не косячит даже при защите позиции от самых авторитетных гонщиков пелотона — следовательно, Шарль уже сейчас морально готов к переходу в топ-команду. Хуже, чем с Райкконеном Скудерии точно не будет – финн набрал 56 процентов очков напарника, хотя даже у Ферстаппена по отношению к лицевому счету Риккардо целых 59,5 процентов даже несмотря на все многочисленные ошибки.


«Заубер» тоже прогрессирует


В прошлом сезоне швейцарцы лишь раз за все 20 этапов попали в топ-10 быстрейших пит-стопов — и то на десятом месте, так что статус вечного аутсайдера был совершенно заслужен. Но в 2018-м с приходом бывшего руководителя «Рено» Фредерика Вассера все изменилось: сателлиты «Альфа Ромео» не вылезали из десятки самых быстрых бригад на каждом Гран-при, а два последних соревнования в Монако и Канаде и вовсе выиграли.


В динамике работы в боксах кроется идеальная миниатюра изменений в «Заубере». Вассер в самом деле переломил аутсайдерский подход и явно сделал команду более амбициозной. Именно благодаря ему швейцарцы отказались от альянса с «Хондой» (расторгнув уже подписанный договор) и получили от «Феррари» актуальные двигатели, Шарля Леклера, спонсора в лице «Альфа Ромео» и главного конструктора Симоне Ресту. Похоже, перед французом стояла задача вытащить команду из подвала Кубка конструкторов, и он блестяще справился — пусть и пожертвовав некоторой самостоятельностью. Гамбит в любом случае выглядит оправданным: хинвильцам сейчас важнее встать на ноги и снова напомнить о себе спонсорам и миру регулярными попаданиями в очковую зону, чем гордо прозябать на последних местах.



Также значительный прогресс случился и в техническом плане. За зимний перерыв именно машина «Заубера» изменилась больше остальных — причем многие мелкие швейцарские решения вроде винглетов на «продувной» оси и прорезей в самых неожиданных аэродинамических зонах скопировали даже лидеры «Формулы-1». Вассеру удалось полностью перестроить структуру и эффективность команды, не ввергнув персонал в многолетний производственный ад по типу «Макларена» и не развернув на базе настоящий бардак как в «Уильямсе» (и это при как минимум на четверть меньшем бюджете по сравнению с англичанами).


В результате симбиоз «Заубера» и Леклера легко мог бы претендовать на какой-нибудь приз вроде «прорыва года», но вряд ли швейцарцы смогут постоянно помогать монегаску в развитии. В определенный момент Шарль все равно упрется в потолок из пределов физических возможностей хинвильской техники, и тогда для избежания стагнации ему потребуется команда посильнее. Райкконену и Алонсо в свое время хватило и одного сезона в составе аутсайдеров, а Леклер потенциально ничуть их не слабее — так что «Феррари» стоит хорошенько обдумать план на состав пилотов уже в ближайшее время.


Гонщики «Формулы-1» — настоящие атлеты. Смотрите сами


Фото: globallookpress.com/Xavier Bonilla/ZUMA Press; REUTERS/Benoit Tessier; Gettyimages.ru/Clive Mason; globallookpress.com/Hoch Zwei/picture alliance, Hoch Zwei/ZUMA Press

Комментарии: 1
Комментировать
Новости СМИ2